Архив рубрики: июль-2017

постмодернизм. путь к спасению?

Сергей НЕПЕЙЦЫН

Постмодернизм в живописи, как одна из эстетических практик постмодерна (наряду с литературой, кинематографом, театром, зодчеством и др.) появился относительно поздно. Поворот к к эстетике постмодернизма обозначился лишь в 70-е гг. XX века, впрочем, родившись позже собратьев, постмодернистская живопись быстрее других эстетических практик идёт к своему концу.
Появление Постмодернизма в живописи обозначено целым рядом забытых сегодня всеми, кроме заинтересованных специалистов, выставок, состоявшихся в самом начале 80-х гг. Это, «Новый дух в живописи» (Лондон,1981),«Барокко-81» (Париж, 1981), «Дух времени» (Берлин,1982), «Авангард и трансавангард» (Рим, 1982), «Миф. Трагедия. Трагедия» Сен-Этьен, 1982).
Вышеназванные и подобные выставки были призваны декларировать, собственно, что модернизм и авангард израсходовали себя,  что они  неприметно и бесшумно ушли со сцены искусства, и их уход не вызвал особенного сожаления и, что, собственно, их пространство отныне принадлежит постмодернизму.

Gérard Garouste, "Véronique", 2005, Gouache sur papier 120 x 180 cm Collection privée

Среди этой новой для восьмидесятых годов живописи, были свои столпы. Особенного внимания, пожалуй,  заслуживает творчество французского художника-посмодергиста Жерара Гаруста (Gérard Garouste).
В его случае наиболее ярко видны не только свойственные всему постмодернизму черты и особенности, но и глубочайшие структурные переконфигурации, произошедшие в искусстве послевоенного времени.

В начале ХХ века, когда модернизм уже получил довольно обширное распространение и, разрастаясь, все более трансформировался в сознании человечества в понятие АВАНГАРД, занимая место на авансцене искусства, аксиома: «искусство требует жертв» адресовалась напрямую к самим художникам (творцам нового искусства).
Чем авангарднее были эстетические возрения автора, тем более его это касалось. Живописцы модернизма (не от хорошей жизни) вынуждены были образовывать коммуны, поселялись в неблагополучных кварталах, (тогда это был, например, Монмартр), в комнатах верхних этажей,  или же на чердаках, зачастую, влача полуголодное существование.
Искусству они приносили в жертву  собственную жизнь.
У многих из них (из первых из них!)  она сложилась катастрофически. Достаточно вспомнить  Ван Гога, Гогена, Модильяни и др.

В эту систему координат, в этот поведенческий кодекс нарочито не вписывается Gérard Garouste (напомним, что у нас он – фигура символическая, референтная). Более того, он являет собой прямую противоположность поведенческой модели модернизма. Его облик полностью соответствует потребительской моде и отмечен некоторым обывательским дендизмом: он предпочитает жесткие шляпы, строгие костюмы и  платок в их нагрудном кармане. Галстук обязателен.

Но, галстук не поможет. Garouste и последователи будут побеждены (в относительном, культурологическом смысле слова). Их, независимо от терминологии, всегда побеждали.
Все происходящее, происходит, на самом деле, на подсознательном уровне и означает гораздо больше, чем кажется.

Придётся отвлечься и упомянуть, касательно, перечисленных и неупомянутых модернистов термин «АСКЕТИЗМ», который, казалось бы, все ставит на свои места.
На русский язык термин «аскетизм» переводится как подвижничество, сутью которого, соответственно, является подвиг (askhsi). Т.е. казалось бы, аскетизм – дорога героя.
Между тем, это не так. Герой и аскет - совершенно разные фигуры. Героизм  альтруистичен, социален, и  не религиозен. Аскетизм, напротив, эгоистичен, антисоциален и религиозен.
Аскеты заботятся лишь о своём персональном спасении.

"О спасении же других не все подлежим ответу, – пишет Иоанн Лествичник в "Райской Лестнице", – о самих же себе всячески должны мы заботиться" (3:4).
Герой беспокоится о судьбе общества, социальной группы, он социален, как мы, уже, написали, аскет же заботится о собственном достижении равноангельского состояния.
Грубо говоря, герой – коллективист, а аскет – индивидуалист, а аскетизм  - не есть дорога героя. Это путь ПОДВИГА.
Подвиг же есть религиозная практика, направленная на преодоление здешнего существования. В некотором смысле аскетизм самоубийственен, ибо он означает уход из мира.

Именно, оттого, убивали себя гении модернизма, но, именно, оттого же и стоять их деяниям, ведь ПОДВИГ вечен, в отличии от ПОСТУПКА.

Кстати, не стоит путать аскетизм и стоицизм. Стоицизм близок творцам постмодернизма, а аскетизм отторгаем ими.
Стоический идеал невозмутимого мудреца направлен на достижение житейского комфорта, концентрированное выражение античной ценности меры. Аскетизм же устремлен к трансцендентному.
Ему чужда стоическая ценность естественности, ибо подвиг сам по себе есть «отвержение естества, для получения тех благ, которые превыше естества» («Райская Лестница» 1:4)

Нам могут возразить что, мол, многие деятели contemporary art «сожгли себя», например наркотиками, но, тот же Иоанн Лествичник, в упомянутой, уже, «Райской Лестнице» (6:8) принижает подобное поведение:
«…не всякое желание смерти достойно одобрения, ибо оно может быть продиктовано страстями».
Т.е. элементы «красивой жизни» в зачёт не идут. Только искреннее горение в творчестве.
С этим в постмодернизме туго.
Он запредельно социален и требует от своих адептов успешной социализации.

Если вернуться к  Ж. Гарусту, то он быстро достигает успеха (социализируется). Первая выставка – 1979, а в 1989 он, уже, получил возможность провести персональную выставку в Центре Помпиду (Centre national d'art et de culture Georges-Pompidou),  что свидетельствовало о безусловном признании. Собственно, и сегодня, он, пожалуй, считается одним из самых международно - известных французских художников.
Но, именно, Гаруст одному из своих программных полотен даёт название Déjà vu - «Уже виденное».
Déjà vu – понятие (состояние) ставшиее символом всего искусства постмодернизма. (применительно к другим формам искусства, это будет означать: «уже читанное», «уже слышанное»…)

Это совсем не случайное слово. Постмодернизм переполнен пародиями, подражаниями, имитациями, цитированием и заимствованиями.
А, ещё (и это важно!), - чрезмерностью.
Практика  применения большого количества стилей и образов из самых различных эпох не имеет видимых пределов.

На первый взгляд, шедевры постмодернизма, генерируют, иногда, достаточно мощную эмоцию, однако, то, что в качестве моделей для собственного творчества, в качестве открыто  постулированного метода, постмодернисты устанавливают перед собой шедевры общепризнанных мастеров, имитации коих планируют реализовать, потенциально губительно, особенно в сочетании с ИРОНИЕЙ, ещё одним обязательным компонентом постмодернистского коктейля.
Ирония, как кислота оплавляет ощущение вкуса, красоты и равновесия, гармонии, наконец….
Итог не поддаётся конкретному истолкованию и оценке.
Комку-то это выгодно, но человечеству как надорганизму - губительно. И надорганизм обязательно прореагирует.

Человечество прошло немалый путь, в том числе, и в категриях культурологии. И, почти всегда (за исключением гениальных исключений) эклектизм, смешение стилей и образов, практика цитирования и  непережитого заимствования, смесь драмы и пародии, отказ от попыток провидения приводило лишь к растворению подобных усилий в, действительно, ПОДЛИННОМ.

Как гласит восточная мудрость (слышанная нами, в юности, в изложении замечательного, покойного ныне, архитектора и человека Юрия Владимировича Арндта): «Если вожаком стаи сделать ворону, всю стаю приведёт к дохлой лошади».

Этот сценарий, практически, реализован, но ввиду отсутствия в нём исторической перспективы для стаи, придётся возвращаться.
А там – МОДЕРНИЗМ...

2017. Июль


Не стало Ильи Сергеевича Глазунова.

Если подвести итоги деятельности этого неоднозначно трактуемого человека, то станет ясно, что долг каждого приличного русского человека скорбно обнажить голову.Ему много лет завидовали (можно называть вещи своими именами). Многие годы было хорошим тоном рассказывать байки типа "встретил вчера Глазунова, руки не подал"...
Этот человек искал пути решения своих проблем сам. И, часто, находил. Это не любят.
Нужды нет, что эти нелюбители, почти всегда, могли украсить своими работами лишь стены собственной двадцатиметровой мастерской, а объект нелюбви наполнял Манеж.

Глазунов оставил свыше 6 тысяч монументальных полотен, портретов, пейзажей. Есть своя Картинная галерея Ильи Глазунова на Волхонке, 13. Здесь собрано главное, что создал за свою жизнь. Эти картины завещаны народу. Его сравнивали, сравнивают и равняют с Шиловым, не замечая бьющей в глаза разницы: независимо от личных вкусовых пристрастий, бесспорным остаётся факт - один из них художник, другой  - нет.

И, наконец, после эпохи зависти к мерседесам и итальянским командировкам, пришла эра относительной тишины.В этот период Глазунов создал художественный ВУЗ (Российская академия живописи, ваяния и зодчества.Уверен, это было очень непросто, титанически непросто) и оправдал появление собственного музея (галереи) в Центре Москвы созданием и размещением в нём Музея Сословий России. Подлинные старинные костюмы, предметы утвари, картины. Все это он собирал, скупал десятки лет. Спасал от забвения.

Музей государственный. Илья Сергеевич все экспонаты передал стране. Да, и сама Московская картинная галерея Ильи Глазунова именуется государственной галереей…

Всё это это надолго внесёт имя этого человека на скрижали истории русской культуры.
А, картинки.... Сейчас не время, не место эстетическому анализу. Позже.
Впрочем, Бог с Вами, ищите недостатки.

Использована фотография: © В. Арутюнов / РИА "Новости"


потеря

3 июля 2017 года ушел из жизни АЛЕКСАНДР ПАВЛОВИЧ ЯЩУК

Александр Павлович родился в г. Анжеро-Судженск Кемеровской области в 1943 году.В 1963 г. окончил Саратовское художественное училище, в 1974 г. – высшее художественное промышленное училище (б. Строгановское), отделение монументальной живописи, мастерская Г. Коржева.

С 1980 года – Член Союза художников России. Участник московских, республиканских, зональных, групповых и персональных выставок. Его произведения находятся в художественных музеях Нижнего Тагила, Магнитогорска, Сум (Украина), в музеях Московской и Рязанской областей, в запасниках Союза художников России, а также в частных коллекциях. Он был участником многих московских, республиканских, зональных, групповых и персональных выставок.

Им был выполнен ряд масштабных реставрационных работ.
Осуществлена внутренняя роспись церквей в городе Ветлуга и селе Арефино Нижегородская области, в селе Роженцово Кировской области, в селе Александрово Рязанской области.
За заслуги в развитии изобразительного искусства и за ряд живописных произведений А.П. Ящук был удостоен диплома и медали Московского Союза художников.

Отпевание и прощание состоится 6 июля (четверг) в 14 часов в морге больницы Святого Алексея по адресу: Ленинский проспект, д. 27/1, стр. 14.

Проезд: от метро «Октябрьская» или «Ленинский проспект» до ост. «Улица Стасовой». Вход со стороны улицы Стасовой.


2017 август

московская молодежная


С 15 по 29 июля 2017, в залах Московского Союза художников на Кузнецком Мосту, д. 11 и д. 20 пройдет 34-я  ВЫСТАВКА МОЛОДЫХ ХУДОЖНИКОВ МОСКВЫ.

Будут представлены произведения (живопись, графика, театральные и кино-эскизы, скульптура) молодых членов Союза, студентов творческих ВУЗов Москвы, а так же дипломные работы, рекомендованные ГАК.

Целый ряд проектов 2017 года позволил словно пролистать страницы 85-летней истории Московского Союза. Это и выставка «Оттепель» в ГТГ, где были показаны работы художников-шестидесятников, большинство из которых были членами нашего Союза, и недавно завершившийся юбилейный проект «85 лет МСХ» в ЦДХ, и экспозиция «Художники Союза» в «Галерее Беляево», и предстоящая молодежная выставка.

сергей гонков. книжная и станковая графика


В Июле, в Музейно-выставочном комплексе Школы акварели Сергея Андрияки пройдёт ВЫСТАВКА КНИЖНОЙ И СТАНКОВОЙ ГРАФИКИ СЕРГЕЯ ГОНКОВА.

За  творческую жизнь Сергей Григорьевич Гонков проиллюстрировал более 50 книг. Вышедшие из-под его кисти образы очень разные и по сути (среди них и бесконечно любимые всеми Чебурашка и крокодил Гена, и герои Чехова, Гоголя, Тургенева, Булгакова, и персонажи русской и зарубежной истории), и по манере исполнения. Художник, вслед за своим знаменитым учителем Б.А. Дехтяревым, утверждает, что «стиль в зависимости от задачи каждый раз должен быть новым». И приводит пример: «Вот у Булгакова: «Метнулась женщина, очень стройная ножка», – и все, больше информации нет. А Тургенев совсем другой: более описательный и подробный. Поэтому и иллюстрировать его нужно совершенно иначе, чем Булгакова».

Для творческой манеры художника характерен большой спектр изобразительных возможностей и виртуозное владение разнообразными художественными техниками. Так, представленные на выставке иллюстрации к книге А. Вийера «Меч короля Афонсу» выполнены в технике цветной автолитографии, к «Атласу войн и сражений» исполнены гуашью, серии «Магеллан» и «Царь Петр и царевна Софья» написаны пером, тушью и акварелью, а «Цари и князья Московские» – яичной темперой.

На выставке, помимо множественных, уже изданных книг: сборника повестей Н.К. Чаковского "Водители фрегатов", повести Н.В. Гоголя "Портрет", сказки С.Л. Прокофьевой "Клад под старым дубом", можно увидеть и ещё неопубликованные проекты. Это иллюстрации к книге А. Петренко "Я, гвардии рядовой…" и завершенная в этом году серия к стихам Л.Е. Прокопенко "Сказка о путешествии белых мышей на юг".
«Почему-то в детстве рисовал я только то, чего не мог увидеть», – признается художник. И сейчас, много лет спустя, он так и остался фантазером… и волшебником, дарящим своим зрителям радость от соприкосновения с настоящим искусством.