к истории «московской школы»

Сергей Непейцын

В последней трети XIX столетия в живописи появилось и закрепилось понятие МОСКОВСКАЯ ШКОЛА. Собственно, основы и традиции МОСКОВСКОЙ ШКОЛЫ на много поколений вперёд были сформулированы в стенах славного учебного заведения  - МОСКОВСКОГО УЧИЛИЩА ЖИВОПИСИ ВАЯНИЯ И ЗОДЧЕСТВА.

Это учебное заведение не было навязано сверху, оно было «рождено» самой Москвой, постепенно разрастаясь из небольшого «натурного класса» (получившего в 1834 году название «Художественный класс»), образованного в 1830 году небольшой группой художников –профессионалов и дилетантов.
В 1865 году училище получило окончательное название, а его выпускники тот же статус, что выпускники Петербургской Академии художеств.
В последней трети – ближе к концу XIX века Училище стала центром притяжения творческих сил, соориентированных на эстетические поиски. В разные годы и одновременно, тут преподавали такие мастера  как А. Саврасов, В. Поленов, В. Перов, В. Серов… Такие люди не могли ни привнести в процесс обучения мощного стремления переосмысления сложившихся догм изобразительного искусства.

Эта генерация преподавателей дала нам великие имена: Левитан, К. Коровин, С.Коровин, Иванов, Архипов, Бакшеев, Малютин…
Эти мастера (многие из них) позднее, преподавая в Училище, сохраняя и развивая традицию воспитали знаменитый РУССКИЙ АВАНГАРД.
Именно здесь учились Аристарх Васильевич Лентулов, Александр Васильевич  Куприн, Михаил Фёдорович  Ларионов, Наталья Сергеевна Гончарова, Роберт Рафаилович Фальк, Давид Давидович Бурлюк, Владимир Евграфович Татлин… Да , этого хватит… Нет, еще, Казимир Северинович Малевич посещал классы при Московском училище живописи, ваяния и зодчества и четырежды(!) пытался в него поступить. Не взяли.
Узкими были ворота в МОСКОВСКУЮ ШКОЛУ.
Так, неё особое место в русской эстетической традиции, как и у самой Москвы.

А.Н Толстой сказал: «Москва – это идея, охватывающая
всю нашу культуру…»
Н.А. Дубровина, в своей статье, которая так и называется – «Московская школа», пишет: «чтобы быть живописцем московской школы, совершенно необязательно было родиться москвичом — творчество коренного москвича Саврасова и провинциала Архипова в равной мере принадлежит московской живописной школе»
Скорее всего, именно сплав талантов педагогов и уклада московской жизни стал основой эстетической практики МОСКОВСКОЙ ШКОЛЫ, отделив её от традиции и практик Петербургской Академии.

Выпускники Московского Училища живописи ваяния и зодчества составили основу группировки «БУБНОВЫЙ ВАЛЕТ» - одного из первых и наиболее изобразительно (эстетически) цельных объединений художников России.Чуть раньше выпускники Училища основали «Союз русских художников». Отличительной чертой творчества  его участников (А. Степанов, К. Коровин, С. Виноградов и др.) являлось  тяготение к натурному письму,  работе на пленэре, попытки уловить и запечатлеть малейшее движение природы, живописное взаимоперетекание пятен света и тени…
Пожалуй, именно, СРХ  визуально сформулировал то, что стало отличительными особенностями, собственно, изобразительной манеры Московской Школы. Особенно, в сравнении с, чуть более северной, петербургской-ленинградской.
Известный теоретик отечественного изобразительного искусства, ленинградец Лев Всеволодович Мочалов, в своей статье в журнале «ТВОРЧЕСТВО» (1977), противопоставил Ленинградской школе «… бьющий через край восторг колористического жизнеощущения» Московской..

Традиции поддерживались московской публикой и художниками. В 1917 году, выпускники МУЖВЗ основали ОБЩЕСТВО ХУДОЖНИКОВ МОСКОВСКОЙ ШКОЛЫ, членами которого были такие художники, как А. М. Герасимов, Н. Г. Котов, Н. Б. Терпсихоров, М. М. Черемных и др.

Московское Училище стало очагом взращивания Московской школы, передав  её традицию через Вторые государственные свободные художественные мастерские (ВХУТЕМАС, 1918), впоследствии реорганизованые, Московскому Государственному Художественному институту им. Сурикова.

Создателями этого института были Герасимов и Грабарь, некогда, ученики Коровина в Московском Училище…
Особое, московское, ощущение Родины, соборности культуры России и ответственности за неё, московская открытость потребовали от Грабаря, ставшего директором МГХИ, стремиться к тесному сотрудничеству ведущих отечественных изобразительных школ (прежде всего, конечно, петербургской-ленинградской и московской). Из Питера приглашались преподаватели традиционно сильных там дисциплин (прежде всего, рисунка. Профессор М. Д. Бернштейн и др.), внёсшие свой вклад в развитие Московской школы.

Роль славного Московского Училища живописи , ваяния и зодчества в формировании, собственно, МОСКОВСКОЙ ШКОЛЫ, несомненно, огромна, но не следует считать, лишь, круг её выпускников кругом МОСКОВСКОЙ ШКОЛЫ. Время идёт, исчезают одни и возникают новые институции.

«Поздние» ПЕРЕДВИЖНИКИ, СРХ, «Бубновый валет«, АХРР («Ассоциация художников революционной России») и сегодняшний МСХ (Московский Союз художников, правоприемник знаменитого МОСХа), все они, привнесли и продолжают привносить наполнение в понятие МОСКОВСКАЯ ШКОЛА.
А. Ильина,  в работе «Эстафета поколений» («Третьяковская галерея», 2012) указывает на очевидность и неопровержимость эстетической приемственности внутри МОСКОВСКОЙ ШКОЛЫ, подчёркивая наследование Андроновым, Попковым, Никоновым, Салаховым, братьями Ткачевыми, Стожаровым, Тальбергом, Коржевым, Жилинским, Лубениковым, Нестеровой, Назаренко и др. визуальной традиции Кончаловского, Машкова, Шевченко, Лентулова, Фалька, Дейнеки, Пименова, Лабаса, Штеренберга, Родченко, Кузнецова.

Трудно ни согласиться с А.И. Морозовым и неоднократно высказанным им мнением («Искусство – своему времени» («Искусство», 1977); «После выставки»( «Третьяковская галерея», 2003)), что в МОСКОВСКОЙ ШКОЛЕ ныне сосуществуют, некогда, антагонистические, своеобразный импрессионизм СРХ и «московский сезанизм», даря нам, тот самый «… бьющий через край восторг колористического жизнеощущения» .

Приятно отметить, что все вышеперечисленные особенности, наработанные поколениями московских художников, их отношение к миру не пропало, и сегодня генерируют развитие МОСКОВСКОЙ ШКОЛЫ, где, например, по мнению знатока ШКОЛЫ, «… цвет – самое «московское» свойство школы. Цвет у истинного представителя московской школы – это культ, страсть, это предмет изучения и поклонения. Современные московские художники создают волшебный трепещущий мир, полный жизни и цвета» (Н. А. Дубровина. «Московская Школа Живописи». 2006)  и  «московская школа сегодня – это не только традиция, не только узкопрофессиональные интересы художников. … национальная идея, где определение ценностей нашего времени пересекаются с художественным творчеством современников» (там же).
Работы МОСКОВСКОЙ ШКОЛЫ дореволюционного,  советского и пост советского периодов включены в фонды крупнейших музеев. Зачастую, отдельным разделом. Это ли не свидетельство состоятельности МОСКОВСКОЙ ШКОЛЫ?
Актуальность эстетической проблематики МОСКОВСКОЙ ШКОЛЫ подчёркивают и выставочные проекты, прямо посвящаемые ей. Последней по времени крупной экспозицией была «Союз русских художников. Сто лет общей истории» (ГМЗ «Царицыно», 2013)…
Следующие, уверены, впереди.


А. Ильина «Эстафета поколений»- «Третьяковская галерея».  2012
Н. А. Дубровина.«Московская школа живописи», 2006.
А. И. Морозов.«Искусство – своему времени» - «Искусство». 1977.
А. И. Морозов.«После выставки» -«Третьяковская галерея». 2003. .
Л. В. Мочалов.«Искусство Ленинграда» - «Творчество». 1977.