2017. Декабрь


ВЕСТИ ТВОРЧЕСКОГО СОЮЗА ХУДОЖНИКОВ РОССИИ

 
автор фото: Екатерина Софронова ©

11 декабря 2017 г. состоялась отчетно-выборная конференция Творческого Союза художников России (ТСХР).
Президентом вновь избран Действительный член Российской Академии художеств, член Президиума РАХ, Председатель Поволжского отделения РАХ, член Московского Союза художников, заслуженный художник РФ, заслуженный художник Киргизской ССР, Председатель правления ЦСИ М’арс Константин Васильевич Худяков

Редакция «Русский Индивид» искренне поздравляет замечательного художника и всех художников-членов ТСХР!


Пётр ОСТАФЬЕВ, к.и.

В ПОИСКАХ РЕФЕРЕНТА

Очень часто в студенческой, да и не только в студенческой аудитории возникает вопрос, что можно считать произведением искусства, а, что не стоит. В «моих» аудиториях это касается , прежде всего, изобразительного искусства. И, хотя, существуют универсальные законы искусства, мы в этом материале, будем говорить о искусстве изобразительном, нас пренебрегая, разумеется, зон действия этих, общих законов.

Надо оговориться, что мы попытаемся разобрать возможный ответ на такой вопрос на примере искусства прошедших ста лет.

Почему ста?
Да, просто, до этого рубежа не существовало самого вопроса, А, с особенной остротой он звучит с конца пятидесятых - середины шестидесятых годов прошлого века.

Афины. Парфенон.

До этого существовало изобразительное искусство хорошее (музейного уровня) и плохое (некачественное), старое и новое, «наше» и «не наше», самодеятельное и профессиональное, любое...,  но вопроса определения грани между изобразительным искусством и не искусством, на материале двух репродукций на одном журнальном развороте не существовало.

Все изменилось с появление в широком обороте термина Contemporary Art.
Что можно сказать о этом термине?

Сергей Попов  в своей работе, размещённой в интернете, считает, что:
«Это термин исторически укоренённый - им обозначается передовое искусство со времени окончания Второй мировой войны до настоящего. Оно генетически связано с искусством авангарда или — шире — модернизма, но представляет собой новой виток изобразительных языков, с акцентом на собственно языковые модели (что свойственно и всем прочим видам культуры и формам знания в этот период). Оно включает в себя все больший спектр техник, обусловленный как развитием технологий, так и познанием человеком собственного тела и своего места в мире. Тематический спектр современного искусства безгранично широк, оно реагирует на любые проявления человеческой деятельности (а в последние десятилетия к ним добавляются и деятельность других биологических организмов, а также роботов), а вовсе не только на эпатажные и провокационные»

В чём можно согласиться с Поповым? В датировке.
В остальном все сложнее. Например, в части взаимоотношений с модернизмом, или, изобразительными практиками Модерна. Тут много тумана и неясностей, впрочем, так характерных для наших дней, когда, до сих пор, преобладающей силой на ниве искусств и философии является ПостМодерн.

Действительно, в мире существуют собрания изобразительного искусства под вывесками Museums of Modern Art и Museums of Contemporary Art, где можно найти работы одних и тех же авторов.

Формат интернет-издания диктует нам краткость (кто станет час щурить глаза пред монитором), в то же время, интернет это большая и очень разнообразная аудитория. Поэтому постараемся минимизировать количество знаков и. по возможности, избежать обилия специальных терминов, ради той самой, разнообразной аудитории. Надеюсь, профессионалов не обидит популярность изложения.

В начале своей попытки ответа на вопрос, где пролегает грань между искусством и неискусством (изобразительным, в частности) ответим на наводящий вопрос: является ли искусство частью культуры?
Тут разночтений не будет: да, безусловно, изобразительное искусство есть часть культуры. Причём, культуры, практически без всяких исключений, быть может, кроме термина «культурный слой» в его археологичеком значении.
А что Культура? Частью чего является изобразительное искусство? Термин и древний и не очень.

Культура - понятие, имеющее огромное количество значений в различных областях человеческой жизнедеятельности. Культура является предметом изучения философии, культурологии, истории, искусствознания, лингвистики...

Насчитывается несколько сотен теоретических определений (дефиниций) культуры.

Например:
«от лат. Cultura - возделывание, позднее - воспитание, образование, развитие, почитание), специфический способ организации и развития человеческой жизнедеятельности, представленный в продуктах материального и духовного труда, в системе социальных форм и учреждений, , в духовных ценностях, в совокупности отношений людей к природе, между собой и к самим себе»
(Источник: «Философский словарь»)

Если быть корректнее (Философского словаря!), то термин следует вести от от латинского слова «colere», что означает «культивировать почву». В Средние века это слово стало обозначать прогрессивный метод возделывания зерновых, что привело к возникновению термина «agriculture»(искусство земледелия). И, лишь в XVIII и XIX веках данный термин стали употреблять по отношению к людям.

«…человеческая (социальная) деятельность в ее ценностной, процессуальной, предметной и результативной определенности. Вся совокупность продуктов материальной и духовной целенаправленной деятельности человека — от орудий производства, зданий, социальных институтов и политических учреждений до языка, произведений искусств, религиозных систем, науки норм нравственности и права. »
(Источник: «Философские науки, Словарь основных терминов»).

Уточняя эти определения, многие теоретики пытаются найти общее среди подобных определений. Например, С. Черняховский подобным образом определяет это понятие:

«Культура - это не некая сфера изысканный удовольствий. Культура - это система запретов. Культурного человека от дикаря отличает не отрешенность от жизни и погружение в мир эстетического удовольствия - а знание того, что делать нельзя. Обладание и владение «системой табу». Казалось бы, наличие «табу» – элемент мира примитивных цивилизаций. Это отчасти верно - в том смысле, что именно с осознания существования запретов – начинается цивилизованность. »

То есть цивилизованный и культурный человек - это не человек, который утверждает вое право жить без ограничений, а человек, который знает, что есть вещи, которые делать нельзя и не принято: то есть, принимает над собой власть тех или иных запретов.
Это, уже, принадлежит полю нравственности.

Караваджо и Сезанн

Даже Зигмунд Фрейд не остался в стороне: «…по мере развития культуры число запретов растет. Целостная когда-то психика, действовавшая под влиянием сиюминутных агрессивных и эротических импульсов, вынуждена все чаще отказываться от их удовлетворения. С возрастанием и усложнением мира культуры, нарастает конфликт человека (его бессознательного) с культурой»
(Источник:  «Неудобства культуры» (1930)).

Конечно, фрейдисты уводят все в депрессивную плоскость, рассуждая о подавлении личности культурой.

Мы не думаем, что с таким экстремизмом чтоит соглашаться, но важно то, что, даже, одиозный философ предлагает вычленить из многочисленных дефиниций такую особенность культуры как введение ограничений.

Из всего вышесказанного выделим две, на наш взгляд, конструктивные компоненты культуры:
Первая: Культура – это система запретов (ограничений, табу, и т.д.)
Вторая: Культура, через культивирование (улучшение) античных почв, приходит к улучшению (возвышению) человека.

Возвращаясь к искусству.
Так, что принадлежит к искусству, а что - к таковому не относится? Мы же пытаемся выяснить, именно, это.Почему это важно знать? Это важно знать потому, что настоящее искусство, конечно же, несёт более концентрированный заряд культуры, чем предметы, окружающие нас в нашей жизни, но к искусству отношения не имеющие.
Например, у Л.Н. Толстого есть три критерия, которые помогают отделить искусство от ремесла, подделок под искусство (китч) и антиискусства (антикультуры). Критерии Толстого таковы:

  1. произведение искусства должно быть эстетично, т.е. красиво, совершенно, им любуются, наслаждаются, получают удовольствие от его форм
  2. художник, создающий произведение искусства, руководствуется искренним, творческим порывом, а не денежным или каким-то другим материальным расчетом;
  3. истинное произведение искусства несёт огромный заряд нравственности, т.е. учит добру, отвращает от зла.
    Произведение искусства, по Толстому, должно отвечать всем трём критериям. Если отсутствует хотя бы один из них, то это должно вызвать сомнение у зрителя, читателя, слушателя искусство это или нечто другое.

Нам представляется, что три признака это немного архаично и многословно. Уберём обязательность незаработка (все-таки, Лев Николаевич был графом Российской Империи и не самым бедным на Руси человеком)

Конструктор социума Павленский пытается работать произведением искусства. С-Пб.

Нам кажется что две основных, на наш взгляд, компоненты Культуры, вычлененные нами  выше, являются необходимыми и достаточными для для опознания произведения искусства.
Повторим их.
Первая: Культура – это система запретов (ограничений, табу, и т.д.)
Вторая: Культура, через культивирование (улучшение) античных почв, приходит к улучшению ( возвышению) человека.

По нашему глубокому убеждению для распознания произведения искусства между предложенными на рассмотрение артефактов, может (и достаточен) служить единственный критерий: УКЛАДЫВАЕТСЯ ЛИ ДАННЫЙ АРТЕФАКТ В ПОГРАНИЧНЫЕ ФЛАЖКИ КУЛЬТУРЫ?
Основанием для именно такой категоричности, является консенсусное признание искусства частью культуры.

Этого достаточно. Если укладывается, стоит тратить время на обсуждение, оценки и прочие манипуляции поверхностного и глубинного свойства.
Как это выглядит в реальности? А, так:
РОЖДЕНО ЛИ ДАННОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ ПУТЁМ ПРИМЕНЕНИЯ СЛОЖНОЙ, МНОГОВЕКОВОЙ СИСТЕМЫ ОГРАНИЧЕНИЙ И ПРАВИЛ. КАК НРАВСТВЕННОГО, ТАК И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО СВОЙСТВА?
СОДЕЙСТВУЕТ ЛИ ДАННОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ КУЛЬТИВИРОВАНИЮ (ВОЗВЫШЕНИЮ) ЧЕЛОВЕКА КАК НРАВСТВЕННОГО СУЩЕСТВА?
Если, ДА, то перед нами произведение искусства, если, НЕТ - что-то другое.
На наш взгляд, настало время перестать усложнять, в общем-то, несложный процесс. Правда тут у Contemporary Art возникают проблемы, с неизбежностью требующие сепарации. Ну, да это дело искусствоведа и зрителя, которого можно завлечь, но нельзя обмануть.ббб
Вы можете спросить:
- А как же быть с упомянутыми в начале заметок собраниями, где присутствуют произведения одного и того же автора. С Modern и Contemporary (именно тут, чаще всего, возникает ощущения необходимости проведения черты)?
Тут объяснения некрасиво житейские.
С одной стороны, это говорит о уже упомянутом выше тумане, с другой, легко объяснимо стремлением кураторов собраний усилить их хорошими работами, зачастую, не очень обращая внимание на разграничительную линию, о которой мы говорим. Ну, и, наконец, люди меняются, а авторы – люди… )