искусство как реанимация

Пётр ОСТАФЬЕВ, к.и.

В самом начале придётся договориться о терминогогии. «МОДЕРНИЗМ» - термин отечественной искусствоведческой школы, в западной традиции ему соответствует термин MODERN.­­­­­­
Случилось это из-за существования в России стиля «Модерн», который на Западе носит наименование “Ар-нуво» (фр. art nouveau).

Возможно, многим это покажется странным, но датой рождения модернизма большинство исследователей считают далёкий 1863 год - год открытия в Париже «Салона отверженных».

ПОСТимпрессионизм. Винсент ван Гог. Красные виноградники в Арле. (1888). 

Много воды утекло, пока, реализуясь почти исключительно в живописи, неспешно перебравшись через импрессионизм, через живописный же ПОСТимпрессионизм, новый стиль расцветил всё пространство искусств, от пластики до драмы, и расцвёл пышным букетом ИЗМов: пуризм, функционализм, конструктивизм, интернациональный стиль, техницизм, абстракционизм, кубизм, дадаизм, фовизм, сюрреализм, экспрессионизм, футуризм...

Трудно перечислить все направления внутри модернизма. Да, это и не цель данной статьи.
Мы собираемся ответить на вопрос, что было и, что будет. Не более, но и не менее.

Вернёмся к истории вопроса. Конечно же, все эти ИЗМы – лишь вербализация философско-мировозренческой эпохи (проекта?) МОДЕРН. Т.е., в основе всего разбираемого нами лежит некая трансформация сознания цивилизованной части человечества. Эта трансформация, сама по себе, нас не интересует, интересно, константна ли она, либо, подвержена, какому то виду цикличности.

Принято считать, что классический тип мышления в период модернизма, в начале XX века меняется на НЕклассический. Это не всё: к концу того же, двадцатого, он поменяется ещё раз - на ПОСТНЕклассический, но об этом речь впереди.
Пока же, ещё одно «принято считать»: модернизм характеризуется «разрывом с предшествующим историческим опытом художественного творчества, стремлением утвердить новые, нетрадиционные начала в искусстве, непрерывным обновлением художественных форм, а также условностью (схематизацией, отвлечённостью) стиля»,

C последним утверждением спорить трудно, действительно, формальные поиски не могут ни привести к попыткам структуризации процесса творчества и, возможно, его плоды будут содержать в себе некие выработанные схемы, отчего, впрочем, изобразительные искусства были полностью свободны, наверное, лишь в эпоху рисунков пещеры Chauvet.

Тезис же о разрыве с «предшествующим опытом художественного творчества», на наш взгляд следует признать несостоятельным, т.к. основные столпы этого опыта, по крайней мере, со времен ВОЗРОЖДЕНИЯ остались незыблемы.
Этот термин (от французского «renaissance» - возрождение, Ренессанс), появившийся в XIX веке, закрепляет возрождение интереса к античной культуре в целом - к античной философии, к античным религиозно-мистическим учениям, к античной литературе и изобразительному искусству. Новшества были, но новшества, стоящие на фундаменте этого интереса, а , значит, связи с опытом античности.
В свою очередь, МОДЕРНИЗМ не оспаривал чувственного опыта Ренессанса, но вступил в практические противоречия с его выродившейся ветвью холодного, ремесленного, ложного Академизма..

По сути, условного апогея Модернизм достиг в годы, окружавшие Первую Мировую войну. Что обусловлено, в огромной мере, человеческим потрясением, сначала, волной цинизма, захлестнувшего в предвоенные годы человеческую популяцию, а, затем, переосмыслением интереса к человеку на другом уровне – среди машин, иприта, разрывов и миллионов калек...
Переосмыслением и нежеланием (неспособностью) скрывать свои человеческие реакции. Т.е.  в смысле истоков творчества, Модернизм есть продолжение гуманистической традиции Ренессанса. Его антропоцентризма, пусть и с иными смыслами, но «украденного», в свою очередь, у греков.
Так, что «разрыв» нам представляется надуманным.

ЭКСПРЕССИОНИЗМ. Георг Эренфрид Гросс. «Поэт Макс Герман-Найссе» (1927 г.)

Более того, на наш взгляд, вопреки многочисленным заявлениям (и, даже, заявлениям модернистов-манифктантов) образуется непрерывная линия  АНТИЧНОСТЬ – РЕНЕССАНС – МОДЕРНИЗМ.

Кроме того, интересно, что Модернизм, распространяя себя на всё новые и новые области гуманитарного знания, на рубеже XIX и XX столетий забирал «зоны влияния» не у пустоты, а у т.н. «НЕОстилей». Что это?
А, вот что.
По мере ветшания БОЛЬШОГО КЛАССИЦИЗМА, после бурных событий конца XVIII- первой трети XIX веков, которые оформлял собой классицизм и ампир, в частности, пришла пора тишины и мелких романтических настроений и, соответственно, появления искусства свободного выбора форм.
Строго говоря, это и есть ПАУЗА, РАЗРЫВ. Источниками для вдохновения, которые значительно расширились, служат и античность, и готика, и рококо, и барокко, и Ренессанс, и восточное, и древнерусское искусство и др. В какой то степени (условно) можно уподобить ЭКЛЕКТИКУ ПОСТмодерну, только «мягкому», «домашнему», «с человеческим лицом»... И, конечно, гуманистическим.
Изменяется эстетический идеал, понятие о котором прочно связывается с уютом, комфортом, изяществом и роскошью. Чуть позже сказали бы: «с мещанством»,  c постоянной сменой того или иного преобладающего на данный момент вкуса, задающего тон всем произведениям искусства данного момента.
По большому счёту, невзирая на отдельные удачи и некоторые приятности, это называется КРИЗИС.

Это очень важный момент. Здесь мы видим, что предшественником Модернизма,  который мы не можем ни зачислить по ведомству БОЛЬШИХ ИСТОРИЧЕСКИХ СТИЛЕЙ (и настаивать на этом определении), его предвестником, стала Эклектика.  Это значит что, во-первых, не «классический тип мышления» модернизм, в начале XX века меняет на «неклассический», а «никакой» тип мышления вытесняется Модернизмом.

Во-вторых, это означает, что Модернизм закрывает собой эпоху кризиса творческой мысли.

Из сегодняшнего дня, все описанное представляется Битвой Титанов, на самом деле , всё это делали такие же люди, как и наши современники, и наши современники, сегодня, творят схожие по масштабам процессы. Мы не загружали читателя именами деятелей прошлого ( прошлое было нужно нам, только, как база для анализа. Имена не важны. Они давно заслонены фактами) . Современников упомянем (минимально), лишь, для подтверждения наших гаданий. Вернёмся в реку времени.

Итак, Модернизм победил псевдоисторизмы, диванную игру в величие готики и строгость классицизма. Победил и царствовал почти сто лет.
До прихода ПОСТмодернизма.
Это предпоследняя ясность на пути наших рассуждений. Последнюю прибережём.

Сам ПОСТмодернизм – одно большое облако. Тут ясности не будет.
К нам ( в конце концов , нас больше всего, разговоры о нём и его практики пришли , по сути, лишь в девяностые годы XX столетия, т.е. с опозданием лет на тридцать, минимум. Поэтому, мы ещё ворочаем языками, обсуждая постмодернистские проблемы, руками, творя постмодернистский продукт, но проект, в сущности , уже закрыт.
Чем он был?
Мы писали, что это облако. Так оно и есть. Дорогое и дорогообощедшееся облако. Ни смотря на постулирование основ стиля , ещё, на рубеже пятидесятых – шестидесятых годов прошлого века и окончательное создание корпуса ценностного массива ПОСТмодернизма, на вопрос, «что это?» существует несколько уважаемых ответов.

Термин (ПОСТмодернизм) появился неожиданно рано – в эпоху той же Первой Мировой, но содержанием наполнился гораздо позже. Лишь, в 70-е годы XX века Ж.Ф. Лиотар (Jean-François Lyotard) охарактеризовал состояние науки, культуры и общества в целом. как «состояние постмодерна». Он не был первым. Поляну чистили вдумчиво.

Ницше (Friedrich Wilhelm Nietzsche) «хоронит» Бога. Барт (Roland Barthes) «хоронит» Автора (1967). Гуманитарное умираем само и естественно. Началом, отчего то считают статью Лесли Фидлера (Leslie Fiedler) (1969).

Различия определения забавны и все играют на нашу руку.
Например, существует определение , гда ПОСТмодернизм - итог идеологии неоконсерватизма, для которого характерены фетишизация предметов потребления и эстетический эклектизм (Хабермас, Бауман).
Вот они, НЕО стили!

«Постмодернизм — общий культурный знаменатель второй половины XX века» (1980, Ж.-Ф. Лиотар)
Ну, это, в общем, «ни о чём»...

«Постмодернизм — самостоятельное направление в искусстве (художественный стиль), означающее радикальный разрыв с парадигмой модернизма» (Г. Хоффман, Р. Кунов)
В общем, тоже самое.
И, наконец, классическое определение от Летена и Сулеймена. По их мнению, «постмодернизма как целостного художественного явления не существует». Можно говорить о нём, как о переоценке постулатов модернизма, но сама постмодернистская реакция рассматривается ими как миф...
Вот , так...

Итожим.
Мнение Хабермаса и Баумана парадоксальным образом снова погружает нас  в мягкие подушки эклектики XIX века ( а казалось, что мы такие передовые);

Насчёт «радикальный разрыв с парадигмой модернизма» (Г. Хоффман, Р. Кунов) можно полностью согласиться.

И это самое важное в наших сегодняшних рассуждениях. Модернизм радикально порвал с эклектикой, почти повсеместно, там, где работали профессионалы, заменил её. Эклектика, как мы помним, по сути, знаменовала собой застой (кризис) творческой мысли и, собственно, СТИЛЯ.
Повторимся, но, именно, с ней «порвал» Модернизм, вернул понятие БОЛЬШОГО СТИЛЯ.
Согласно теории чередования ПОРЯДКА и ХАОСА, «порвавший» с Модернизмом вернул Культуру в ДОмодернистское состояние. В Эклектику, в игру во всё, во что угодно, в КРИЗИС.
Поэтому проект закрыт. Деньги на кризисе тоже делают, но, даже, делателям нужен контрапункт.
Мировая Культура неизбежно вернёт себе БОЛЬШОЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ СТИЛЬ.
С большой долей вероятности, можем предположить, что среди произведений НЕОклассицизма ( который, по сути, уже является НЕОстилем, т.е. , как мы писали выше, предвестником), не затеряются, но, напротив, постепенно, составят основу эстетического слоя произведения Модернизма («решительно порвавшего» и т.д.).
Не следует думать, что это случится завтра, но, ведь и работа по возвращению началась не сегодня, а, может быть, и не прекращалась. Многое, уже, произошло.

Мы живём в России, поэтому, если и будет несколько имён, то российские. Совсем немного, Мы не можем перечислить здесь, ни то, что всех – малую толику работников этого Возрождения. Они, кстати, часто, живут среди нас.

Бегло перечислим такие разные по месту и времени точки роста будущего, что на первый взгляд, может показаться, что эти разобщённые явления не образуют тенденции. Но, это не так. Они, как и всегда в искусстве, питая и тем поддерживая друг друга, являются, именно, фундаментом и «первыми этажами» тенденции выздоровления.

Исторически недавно, стараниями таких художников, как Владимир Юкин, Валерий Кокурин, а, главным образом, Кима Николаевича Бритова, нам был явлен сгусток Модернизма, т.н. ВЛАДИМИРСКАЯ ШКОЛА, с её акцентированным ПРИЁМОМ и декоративизмом.

Ким Бритов. «Cуббота», 1992

По справедливому наблюдению А. Чайковского, пламенного поборника КОНСТРУКТИВИЗМА, именно это направление, как, некогда, крайне мощное, может составить авангардный отряд РЕАНИМАЦИИ стиля.
В архитектуре Москвы пара прошедших десятилетий определялась понятием «лужковский историзм». Башенки, башни, ампир из сэндвич-панелей... Сегодня постепенно и осторожно начинают любить другое – простые, геометрически правильные формы и объемы, линии, гладкие стены, минималистический декор. Это явные «воспоминания» о Москве 1920-х и домах-кораблях русского авангарда... Конечно, не всё здесь ровного качества и многое напоминает подходы «исторических стилей».

Так, М. Посохин, В. Лапин и А. Талалаев создали  на Петровке здание Московской городской Думы. Остекление цилиндра башни, пропорции окон, колористическое решение заставляют вспомнить клуб имени Зуева на Лесной, архитектора - конструктивиста Ильи Голосова. К сожалению,  при очевидности посыла авторов, полноценного произведения не получилось, конструктивизм здесь больше стилизация, чем стиль, больше декоративное решение, чем основа, но и это, уже симптоматично.

Есть здание ИНФОБАНКа на проспекте Вернадского (А. Бавыкин, С.Суетин и др.) и СБЕРБАНКа на Андроньевской...

Есть примеры в другой области изобразительного искусства, области, как бы, находящейся в стороне, – графическом дизайне. Здесь некоторые авторы достаточно последовательны в осмыслении наследия Родченко, Стенбергов, Лисицкого, Степановой, Гана, Лавинского, Густава Клуциса, Дмитрия Буланова и др. Более двадцати лет работает  московский дизайнер Андрей
Павловский, последовательно прививая разностильные (специфика творческого процесса в коммерческой промграфике) элементы на очевидно конструктивистские модули.
Павловский  последователен, вплоть до создания термина «АДДИТИВНЫЙ КОНСТРУКТИВИЗМ», о легитимности которого можно и нужно поспорить, но нельзя не признать что, именно, эстетическая логика конструктивизма является основой работ этого художника. Причём, в отличии от приведённых выше архитектурных попыток, отчасти НЕОстильных, здесь, чаще всего, ситуация обратная: функция и технологии ведут за собой автора.

Нам представляется, что в лучших образцах современного искусства графического дизайна достигнут, уже, по-настоящему, серьёзный уровень, когда сумма знаний истории искусства, теории искусства, понимание времени и себя в нём позволяет перейти от цитат к создания абсолютно уникальных произведений, неразрывно связанных с традицией и несущих все признаки конкретного СТИЛЯ в его актуальном варианте. Здесь гармония, пока, представляется более достижимой.

Нам представляется, что, даже, этого, минимального количества примеров, учитывая их реальность, а не теоритическую  концептуальность, достаточно, чтобы согласиться с нами в том, мы сталкиваемся не с единичными случаями игры «во что-то», но с серьёзными, пусть, и нескоординированными попытками РЕАНИМАЦИИ СТИЛЯ.
Нам представляется, Мы, почти уверены, что это будет МОДЕРНИЗМ, с его принципиальной установкой на новизну (уже в силу названия), на создание новых идей, форм, решений... ПОСТнекласическое мышление утратит «пост», а НЕклассическое – пополнит собой кладовую классики.

Как и сто лет назад, технологии сделали шаг вперёд. Тогда, их догнал Модернизм...


  • Жан-Франсуа Лиотар. Состояние постмодерна (1979). Перевод с французского: Н. А. Шматко, «Институт экспериментальной социологии», Москва; Издательство «АЛЕТЕЙЯ», Санкт-Петербург, 1998;
  • Фурс В. Н. Философия незавершенного модерна Юргена Хабермаса. — Мн.: Экономпресс, 2000;
  • Андреева Е. / Постмодернизм: Искусство второй половины XX- начала XXI века. - СПб.: Азбука-классика, 2007;
  • Козловски П. Культура постмодерна. Общественно-культурные последствия технического развития: Пер. с нем. М.,1997;
  • Руднев В.П. Модернистская и авангардная личность как культурно-психологический феномен // Русский авангард в кругу западноевропейской культуры. - М., 1993;
  • Зимина М.А. Эстетика модернизма и постмодернизма:
  • Санкт-Петербургский институт гуманитарного образования, СПб., 2003;
  • Jameson F. Postmodernism or the Cultural Logic of Late Capitalism. Durham, 1991.